NikosColev (nikoscolev) wrote,
NikosColev
nikoscolev

Categories:

Как разбиться более... выгодно.

Оригинал взят у adagamov.info в История со счастливым концом

Архив 21.06.2011 © РИА НОВОСТИ/Владимир Ларионов

30.09.2011, Россия | Вчера, с просьбой опубликовать, прислали очередную ссылку на сайт, где собирают деньги на поддержку команды «Локомотив», хоккеисты которой погибли в авиакатастрофе под Ярославлем. Я в тот момент, как раз, читал в «Огоньке» интервью с Александрой Каргополовой, одной из пяти выживших во время другой авиакатастрофы — в Петрозаводске, где разбился Ту-134А.

Во время приземления Александру выбросило воздушным потоком из разваливающегося самолета и она чудом осталась жива. После случившегося она месяц лежала в больнице и теперь начинает жить заново, пытаясь забыть ужас пережитого. Однако, то, что происходило с ней после катастрофы поражает не меньше её чудесного спасения.

«...Когда я лежала в больнице, ко мне не подошел ни один психолог. Ни один специалист, чтобы как-то вот об этом поговорить, что-то загасить, направить. (...) Дальше началось хождение к следователю, чтобы он получил доказательства, что меня можно признать потерпевшей. Вы не представляете, что это такое. Это так унизительно, как будто в душу плюнули. Почему я должна кому-то что-то доказывать? Отношение как к скоту, а не к людям.

(...) Я по-настоящему почувствовала себя не человеком, а просто единичкой в отчетности. Я уже говорила, ко мне не подходил ни один психолог. Ни из МЧС, хотя по бумажкам психологи оттуда на месте ЧП находились, ни в больнице. Там была какая-то девушка, но она уходила в отпуск — назначила снотворные на ночь, и все. Со мной никто не хотел поговорить о том, что случилось, а мне нужно было. Мне нужно было понять, что происходит, но никто ничего не объяснял. Хотелось совета — как дальше жить, но совета не было. Болело тело, болели кости. Но меня выедала изнутри другая боль — душевная. Нужна была поддержка, но до этого никому не было дела. (...) А больше я никому, кроме родственников и друзей, оказалась не нужна.

(...) Нам пытались подсунуть бумагу о том, что мы не будем иметь претензии ни к авиакомпании «Рослайн», ни к «Русэйр». В разных бумагах были разные цифры — то я получаю компенсацию миллион рублей, то 600 тысяч. Ездили к страховщикам несколько раз — как побирались. Вы не представляете, как это унизительно — ездить и просить. И доказывать, что вот у меня такая-то категория травмы, что по ней положено столько-то...

(...) Я не знаю, как положено. Точнее, знаю, что все это отвратительно. Тем более после того, как случилась новая трагедия — с ярославским "Локомотивом". Вот я читаю новостные сообщения, блоги, и везде написано: государство выплатит до 5 миллионов за жертву. А мы не люди? Те дети, которые под Петрозаводском погибли? Моя знакомая по несчастью, Аня, которая потеряла там всю семью? Чем мы отличаемся от тех же мальчиков-хоккеистов? Мне их очень жаль. Я прекрасно понимаю трагедию, я на себе эту трагедию пережила. Мои родственники эту трагедию пережили, да. Но с точки зрения государства, чем мы отличаемся? Ответ лежит на поверхности: мы — серая масса, те самые статистические единички. Это о «Локомотиве» помнят и заливают горе деньгами, а о людях, которые погибли 20 июня в «тушке» под Петрозаводском, забыли уже 27-го числа, посмотрите в интернете. Все мы, и погибшие, и выжившие, пошумели всего шесть дней. Дальше — забвение, вчерашняя новость.

(...) Потому что нет ни душевности в отношении к людям, ни даже простого равенства. Мы разделены на классы. Те ребята, что разбились в Ярославле, они, выходит, выше классом. Почему? Скажите, почему они выше, чем те дети, которые разбились со мной?

(...) Государство понимает, что болельщики «Локомотива» — это не горстка родственников, а огромная масса людей, в минуту горя особенно чувствительных к любому знаку невнимания или небрежения к погибшим кумирам. Поэтому делается все, чтобы эту чувствительность не задеть. Потому что это катастрофа с большим общественным резонансом. Вот если бы в Ярославле разбились обычные туристы или рядовые пассажиры, то ровно через семь дней о них бы забыли, как забыли о нас,— до следующей катастрофы, до какого-нибудь переворота в Турции или в Тунисе.


Мне кажется, здесь есть над чем подумать.

Интервью целиком здесь: http://www.kommersant.ru/doc/1776917

P.S. Ну, а сайт, где собирают деньги для «Локомотива», вот он: http://www.loveforlokomotiv.com
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments