December 19th, 2014

Y

Аномия

Оригинал взят у leonwolf в "Дело Ив Роше": Аномия
Мы живем во времена аномии, и многие слова перестали иметь то значение, в котором их все привыкли использовать.

Вот, например, пишут - доброжелательно! - "Навальных судят по сфабрикованному делу". Но это не так! "Сфабрикованное дело" - это когда следствие предпринимает какие-то усилия для того, чтобы выставить обстоятельства дела не так, как было на самом деле. Фальсифицируют доказательства, заставляют людей лжесвидетельствовать, что-то такое. Дело Даниила Константинова тому ярким примером. Но "Дело Ив Роше" не является сфабрикованным! Это просто "не-дело". Лжедело - пользуясь терминологией лжепрокуратуры. Две фирмы добросовестно и взаимовыгодно сотрудничали, а потом акционеров одной из них судят. Все свидетели говорят об одном и том же: "мы нормально работали и все было хорошо". Лжесуд кивает головой, а потом вынесет лжеприговор.

Или вот прокуроры запросили для Алексея Навального 10 лет лишения свободы. Все в шоке - "как много" - как будто 1 год или 3 года или 5 лет по лжеделу - это в самый раз было бы. Но нет никаких 10 лет, как нет и суда. Это не суд. Путин говорит Навальному: "пока я у власти, ты будешь в тюрьме". Совершенно не имеет значения, в какие псевдоюридические формулировки это оформляется; вон, Кадырову даже формальные юридические рамки не нужны, а Путину еще зачем-то нужны, но суть от этого не меняется. И в том, что нам надо делать, это все ничего не меняет, и для Навального этого ничего не меняет. Навальному надо все это выдержать (и он выдержит), и он станет следующим президентом России, а Путин будет сидеть в тюрьме - маховик этого самосбывающегося проклятья раскручивается неизбежно. 10 лет, 20 лет, или 40 лет - подставьте любую цифру, но в приговоре написана будет не она, в приговоре написано на самом деле будет - "пока Путин у власти".

Или вот будет приговор, и там будет 4 года или 5, что-то такое, чтобы все вздохнули - "ну ведь не десять же!". А это не важно, что не десять, потому что во-первых см. предыдущий абзац, а во-вторых, потому что государство, в лице прокуроров своих, уже потребовало десять - на следующий день после слов одного старого балабола о том, что "нельзя гонять противников с помощью силовиков". Слова эти, как и все его слова, ничего не значили - а дела вот они, и не имеет значения, каким будет приговор. Позиция государства - понятна. Это государство - преступно.

Короче говоря: встречаемся на Манежке в день оглашения приговора. Я прилечу, и вы приходите.
Все зависит от нас, хоть в это и трудно поверить.
Но верить надо; во времена аномии нельзя верить словам, они врут, надо слушать себя и верить себе.